dancing

унылая самопрезентация

Продолжаю наблюдать за конференцией.
Многие спикеры долго и подробно рассказывают о том, у кого учились, на какие ретриты ездили, какие должности занимают или занимали раньше, какие посвящения получали, как будто доказывают, что они не просто так с улицы пришли, они имеют право этим заниматься, им можно. А с улицы, соответственно, нельзя. У некоторых это резюме занимает чуть не половину выступления. Если человек действительно может что-то делать, это видно, и его встроенность/невстроенность во все эти конструкции не имеет никакой важности. А если не может, то и говорить не о чем. И так и так пустая трата времени.
dancing

_^~^_

Зарегистрировалась послушать шаманскую конференцию. Пока сплошная фрустрация. То унылый любительский театр, то социальные утютю (перечисление регалий, приветы коллегам-подружкам, записывайтесь, кстати, на поездку в Мексику), то такие, у которых прямо из названия выступления ясно, что это пришло сюда, чтобы питаться халявной энергией.
(Несколько напоминает лингвистическую конференцию. Много скучных спикеров, одна звезда, ради которой большинство и приехало, еще два-три интересных доклада, непременный любитель хайпа с гендерным исследованием, общение в кулуарах.)

Маркетинг, зарабатывать на чужих страхах, суевериях и особенно на чужих травмах - сколько угодно. Только силы за словами нет никакой. Когда видел, как это бывает, когда она, эта сила, есть, и как она работает, ничто другое уже не прокатит.
dancing

***

В тех случаях, когда я сама, своей волей делала какую-то хрень, я потом выправляла ее внутри и снаружи - по возможности, и сейчас понимаю, почему так вышло. Ну, насколько понимания хватает.
Но оставляют болезненный след, лишают сил и мешают жить совсем другие моменты - те, в которых я слушалась кого-то другого и шла при этом против себя. 99.9 условных процентов скажут, что все нормально, не из-за чего огород городить, такая жизнь, такие правила. К тому же речь почему-то всегда идет вроде бы о незначительных мелочах.
Просто надо всегда помнить о том, чего на самом деле стоят эти мелочи.
dancing

Москва и обратно

В Москву ехала выборгским поездом,  одна в купе - выспалась. С поезда в офис, из офиса в квартиру, из которой уехали жильцы. Даже после 11 часов работы уборщицы там было печально, стены в моей комнате выкрашены в розовый (узнала бы раньше - убила бы), на окнах черные бумажные занавески, диван разрушен, у фортепиано западает половина клавиш, и дом, мягко говоря, обижен. Долго бродила с бубном, не все получилось, но находиться там теперь можно.

За полчаса-час до Москвы начинаются огромные уродливые дома, стоящие вплотную друг к другу, с моей точки зрения совершенно для жизни непригодные. С каждой поездкой их становится все больше. Что-то совместимое с человеком начинает появляться не раньше Петровско-Разумовской.
Возвращалась тем же вечером Мегаполисом. Так устала, что чуть не уехала без телефона - забыла его на проверке багажа при входе на перрон.

По приезде сразу к морю, и утром опять туда же, потому что туман. Сижу на берегу, думаю - как же охренительно красиво, не насмотреться, и свет непередаваемый, сентябрь только начался, может, будет еще мне осенних туманов. Из кафе вываливается быковатая компания, подходят к воде, один говорит: "море... холодное и грязное", но фотографироваться-то все равно надо, так что фотографируются.
(Насчет злопамятности Выборга я не знаю, но лет шесть-семь назад, когда мы тут были с М., я пошутила как-то неудачно насчет тротуаров, типа в Выборге услышали, что в городе должны быть тротуары, места для них нет, но надо так надо, сделаем хоть шириной в ладонь. Потом подвернула ногу на разобранном куске брусчатки и хромала дня два, и недоумевала, как это у меня разладился контакт с материальной реальностью, хорошо же все было.)
dancing

о беседке

Так быстро все происходит, что не успеваю ничего ни записать, ни обдумать хоть как-то.
Ну хоть сюда маленькими кусочками не по порядку.
Первый раз пересадка в Питере была, когда я переезжала в Выборг, в конце июня, и меня сначала впечатлило, что рядом с Финбаном нашелся магазинчик с нужным чаем, а потом улетела крыша от вида большой воды. Это было всего на пару часов, и даже удалось успеть на ближайшую ласточку. Второй раз был в пятницу*, и день выдали такой ослепительной сентябрьской красоты, что было понятно, что это последний день лета. От Летнего сада невозможно было оторваться, одну электричку я пропустила сознательно, на вторую опоздала - сижу в кафе, а время незаметно прыгнуло вперед, и такси не помогло. На вокзале мне объяснили, как продлить камеру хранения, и я пошла искать тихую скамеечку, чтобы воскурить табак и успокоиться. Заворачиваю за вокзал, иду мимо проходной завода Арсенал, понимаю, что скамеечки тут маловероятны, но тут появляется котик и показывает дорогу. Какая-то контора за заборчиком, во дворе у нее деревянная беседка для курения (с пепельницей в центре!), вокруг листья винограда, хвойные, гортензии цветут и везде мелкие желтые ягоды валяются. Оказались сливы, очень вкусные. И никого нет. Такой подарок.

*До этого, конечно, много раз ездила в Питер - десять? двадцать? - но все это не считается, там были мои предыдущие версии.
dancing

сны

Приезжаю в Вильнюс и сразу иду к морю. Пляж, который раньше всегда был песчаный, почему-то переделали в галечный. Спускаюсь и вхожу в воду прямо в одежде и с рюкзаком. Справа длинная песчаная коса, на которую я собираюсь пойти, но в самом узком месте расставлены бутылки и что-то для пикника, и неподалеку компания. Пришлось повернуть обратно, чтобы не мешать.
Заодно стало понятно, что надо починить во внутренней консерватории прямо сейчас.

В другом сне был жив друг, которого уже нет, и что его не было, помню только я, для остальных он так и был все время.
dancing

ветер

Интересную штуку заметила - на себе, но может, она и общая (или нет). Когда сила прибывает, ее становится больше от всего - удач, неудач, приобретений, потерь, перемещений, сидения на месте. От практик - особенно быстро. И наоборот так же, если вниз воронкой, то в нее затягивает безотносительно событий, от всего становится хуже. От практик нет отдачи, они только удерживают от распада или замедляют его, и не самоподдерживаются. (Я помню, как после 8 кусков парчи можно падать без сил или начинать рыдать, хотя сейчас это кажется нелепым.) Сколь угодно хорошее просто не может усвоиться, как будто ветер не в ту сторону. От чего-то совершенно другого это зависит. Что это за ветер, хотела бы я знать. Грести против встречного - забирает все, что есть, попутный - несет на всех парусах и можно поставить новые.
dancing

крамольное

Сегодня смерч и ураган. Ну не смерч, но град одновременно с молниями - да, и ливень как из ведра несколько раз, и ветер свалил наполовину полную пятилитровую бутылку воды с подоконника.

Несколько дней воскуриваю табак. Удивительно, зашла в лавочку без особой надежды, а там оказалась женщина-хозяйка, которая спокойно и толково все объяснила - что вообще бывает, с чем сочетается и как именно работает. Ушла с набивочной машинкой и табаком, гильзы с третьей получилось уже вполне нормально.
Очень крепко задумалась. От медленного выкуривания одной сигареты на лавочке под пихтой с видом на закат эффект примерно как от двух-трех дней дыхательных упражнений. Go figure. Конечно, населению такого не положено. Положено жить под непосильным грузом вины и тревоги, вины и тревоги без просвета.
dancing

О нестыковках в биографии

Внезапно сообразила, что научилась читать то ли в три года, то ли в четыре, а помню себя только с пяти.
Как меня учили таблице умножения и прочей мелкой арифметике, в памяти сохранилось хорошо. А как чтению - не сохранилось ничего, только потом показывали букварь, по которому типа ы. И про письмо тоже ничего.
defalult

August 02

Идет дождичек, давно уже идет, весь вечер под него проспать - самое то. Где-то в холмах поливает пересохшую рыжую чернику, может, еще будут нормальные ягоды. В Тверской области смерч и ураган -  унесло двадцать домов. До Твери не долетело.
Давно уже думаю: тут очень явно и сильно то, что в Твери было тонким слоем.
(Оказывается, при Петре I Тверь относилась к Ингерманландской губернии, а вовсе не к Московской. Недолго, всего 23 года, если считать вместе с Санкт-Петербургской, но все-таки. Ну и тверские карелы до сих пор существуют.)
Вроде бы не хватает характерного для Твери ощущения "то есть, то нет", мерцающего города, когда как будто пробивается то, что тут было до людей, а все ими сделанное и построенное - преходящее, настолько несущественное, что его можно большую часть времени игнорировать. В Выборге этого не слышу, он все время есть, но сама материя не такая тяжелая, не прибивает к земле. И еще одна штука, которую совсем трудно описать понятно: как будто город строился без насилия и поэтому имеет право здесь быть, дома стоят не как они обычно стоят, а как будто им тут настоящее, правильное место*. В советские годы, конечно, это сдвинулось, но все-таки не настолько, чтобы перевесить все предыдущее.
Любовь издалека тут тоже чувствуется - тех, кому пришлось уехать без возможности вернуться. Были же, наверное, такие, кто в сороковом году эвакуировался, через полтора года вернулся обратно, а еще через три опять пришлось уезжать, уже навсегда.

* А в Вильнюсе другое, в нем дофига строений, которые явно должны быть там, где они есть, но выглядят вообще не так, как будто они были построены людьми для людей.